Активное и пассивное внимание — два типа внимания в интернете. Активное, которое требует волевых усилий, и пассивное, при котором человека невольно привлекают различные объекты.

Один из немногих жизненных процессов, которыми может управлять человек — внимание. Вы не можете сейчас изменить свой сердечный ритм, но можете перевести внимание с книги на окно. Даже дышит человек автоматически, не задумываясь, и, чтобы изменить дыхание, нужно обратить на него внимание. Переводя внимание с одного объекта на другой, человек управляет своей жизнью.

Понимание того, как устроено человеческое внимание и навык управления им важны в эпоху информационного переизбытка. Психологи Запада в один голос утверждают, что человек теряет способность концентрироваться и привыкает к многозадачности.

Работа с вниманием лежит в основе педагогического управления, актерских техник, практик медитации и отдыха.

Активное и пассивное внимание

Основатель научной педагогики в России Константин Ушинский говорил, что власть над вниманием играет большую роль в умственном развитии и в практической жизни. По Ушинскому есть два вида внимания: активное и пассивное.

Активное внимание отличается от пассивного тем, что для выбора предмета прилагается заметное самостоятельное усилие вне зависимости от того, насколько предмет привлекателен. Активное внимание чрезвычайно важно для концентрации при работе и обучении.

К пассивному вниманию Ушинский относил внимание к интересным вещам. Оно поддерживается занимательностью предмета. Информация, которая нас развлекает, будь то быстро меняющиеся кадры ролика, видеоигра — все то, что невольно захватывает нас —требует участия лишь пассивного внимания. Но пассивного внимания недостаточно, чтобы углубиться в предмет и понять его. Вот что пишет о таком внимании Ушинский:

«Пассивное внимание может превратиться в болезненное состояние души, которая делается какою-то бессильной, ленивой, требует постоянного раздражения интересными рассказами или интересным чтением, не может закрыть своих дверей, не может углубиться в себя и остаться наедине сама с собой, не может из себя ничего самостоятельно вызвать и проводит самую пассивную жизнь».

Вернее сказать, что пассивное внимание увлекается даже не предметами, а состояниями, которые вызывают те или иные явления внешнего мира. Социальные сети затрагивают в головном мозге зоны удовольствия, и мы стремимся переключить внимание на них. Полезные действия (например, обучение музыке, написание диссертации, изучения языка) обычно не приносят немедленного удовольствия, они требуют труда и усидчивости. В отличие от действий, которые привлекательны сейчас (например, веб-серфинг), которые в будущем не принесут ничего, кроме, разве что, сожаления о потерянном времени.

Для человека необыкновенно важно произвольно выбирать предметы для своего мышления и отрываться от тех предметов, которые насильственно в него вторгаются. «Умение быть невнимательным», отрываться от предметов, завладевающих нашим вниманием, Кант ставит даже выше умения быть внимательным. По поводу активного внимания Константин Ушинский замечает:

«В активном внимании не предмет уже владеет человеком, а человек — предметом. Мне скучно, например, перечитывать ученические тетрадки; но я знаю, что это мой долг и что от этого зависит успех ученья, за который я отвечаю. Меня в то же самое время сильно привлекает к себе начатая мною книга или интересная для меня беседа, идущая в той же комнате; но я упорно направляю свое внимание на исполнение своего долга. Чем более у меня власти над самим собой и над моим вниманием, тем успешнее я достигаю цели, т.е. чем больше во мне силы воли, тем больше и активного внимания».

Практика

Александр Амзин в книге «Бессистемные советы» пишет:

«Берясь за новое дело, задайтесь вопросом, какое внимание вы тренируете в этот раз? Хотите ли вы услышать, увидеть, прочесть что-то интересное или написать, изучить что-то полезное? К сожалению, жизнь так устроена, что эти две категории часто не совпадают. Как только вы научитесь разделять активное и пассивное внимание, вы сумеете заметить его и в своих знакомых. Все эти перекуры, задержки, чтение социальных сетей, трата бесценного времени на перечитывание и так невысокого качества книг — удовлетворение демона пассивного внимания».


Я старею, юношеский задор постепенно начинает уступать место ностальгическому брюзжанию. Я помню момент, когда друг рассказал мне о посещённой им лекции. Тогда персональных компьютеров и сотовых телефонов ещё не было – да, такое время имело место быть. Я-то знаю, о чём говорю, ведь я родился в то время. Профессор на той лекции сказал: «В будущем будет два типа людей – технократы и техно-ретрограды». Ну, что ж, вот мы и в будущем (будущем, где нас оставили без ховербордов), и, как мне кажется, пророчество профессора сбылось. Я выбрал сторону техно-ретроградов, потому что я понял, что мир театра, «к которому я испытываю порочную тягу, словно пропащий забулдыга к своему зелью, заядлый игрок к азартным играм…», не будет подвержен технологической революции. Впрочем, я ошибался. Причиной тому стала та самая технологическая революция, которая избавилась от актёра и заменила его чудовищных размеров марионеткой, изменила сознание человека. Возможно, мы больше не способны правдиво отражать жизнь, как подобает актёру, но квантовый и интромир психолингвистики втаскивает нас за наше эго в омут крайнего нарциссизма, где нас рвут на части злобные и жестокие металлические акулы до тех пор, пока человеческие голоса цифрового детокса не разбудят нас и мы не «утонем».

Martin Cooke
Художественный руководитель, English Actors International