Информация как наркотик — у информации есть свойство доставлять человеку удовольствие, сравнимое с приемом вкусной пищи, приятными телесными ощущениями или удовольствием от достижения целей.

Узнавание новой информации способствует выработке дофамина в организме. Дофамин — нейромедиатор, который является важной частью «системы поощрения», вызывая чувство удовольствия и удовлетворения. Дофамин естественным образом вырабатывается в больших количествах во время позитивного опыта (например, секса, приёма вкусной пищи, приятных телесных ощущений) или при достижении какой-нибудь цели, поставленной самим человеком.

Эксперименты с крысами показали, что крысы-наркоманы чаще предпочитали изучить новый предмет, чем получить очередную дозу наркотика. Эксперименты с людьми подтвердили, что и для человека процесс познания — это сильнейшее удовольствие. Чтение новостей и получение новой информации — способ получить удовольствие практически без усилий (публикация PNAS, 2010 год).

Зависимость от информации

Человек попадает не только в психологическую, но и в физическую зависимость от информации. В этом плане проверка ленты Facebook, образовательный контент или новые книги — мощные наркотики.

Мгновенный доступ

Информация действует на центр удовольствия в головном мозге, превращая посещение сети в постоянную погоню за ежесекундным наслаждением. Интернет походит на наркотики, прием и действие которых происходят практически одновременно.

В высокоскоростной век мгновенных реакций время между появлением желания и осуществлением этого желания стремительно сокращается. Большинство удовольствий находится в пределах одного клика, пользователи попадаются на крючок от получения мгновенных реакций и игнорируют действия, которые способны принести выгоду в будущем. Ведь порой эти действия требуют больших затрат, и эффект от усилия приходит не сразу, а через долгий промежуток времени.


Ньюзак — фоновые необязательные новости, которые сопровождают нас каждый день нашей жизни.

Понятие «ньюзак» появилось по аналогии с музыкальным термином «мьюзак». Андрей Горохов в «Музпросвете» пишет про мьюзак следующее: «Американская фирма Muzak Inc. поставила на поток изготовление и рассылку по почте кассет с музыкой для универмагов, залов ожидания, лифтов и тому подобных мест скопления беззащитного народа. Мьюзак — это абсолютный ноль творческих претензий, самое страшное ругательство, применимое к музыке».

Хотя мьюзак — это ни к чему не обязывающая музыка, социальные инженеры используют мьюзак для того, чтобы манипулировать людьми на психическом и физическом уровне в торговых залах супермаркетов, офисах, на промышленных предприятиях. Напеваете нелепую мелодию после выхода из супермаркета? Поздравляю, вас только что обработали мьюзаком.

Ньюзак — это новости, которые составляют фон нашей жизни. Несколько заголовков в метро, по дороге домой, в перерывах на работе, за чашкой кофе. Как говорит Джон Бейкер, учитель из Хьюстона, который предложил этот термин: «Цель ньюзака — быть слегка интересным и вероятно увлекательным, но не сообщающим ничего, что заденет лично Джо. Настоящие новости безотлагательны. Средний человек хочет, чтобы его оставили в покое и чтобы ему сообщали как через глашатая, что «всё хорошо».

Раньше ньюзак заполнял выпуски телевизионных новостей, сейчас это содержание лент социальных сетей. Социальные сети — это новый телевизор. Как метко выразился Маршал Маклюэн: «Настоящие новости — это плохие новости». И ньюзак сообщает не только хорошее, он — причина стрессов и волнения по поводу событий, которые могут даже не касаться человека.

Вред от новостей

— И — боже вас сохрани — не читайте до обеда советских газет.
— Гм… Да ведь других нет.
— Вот никаких и не читайте. Вы знаете, я произвел 30 наблюдений у себя в клинике. И что же вы думаете? Пациенты, не читающие газет, чувствуют себя превосходно. Михаил Булгаков, «Собачье сердце»

Как пишет журналист и бизнесмен Рольф Добелли в книге «Территория заблуждений. Какие ошибки совершают умные люди», новости подавляют мышление, делают нас пассивными, убивают творчество. Рольф объясняет, что новости лишают творческого потенциала, потому как «СМИ кормят нас небольшими кусочками тривиальных фактов, которые на самом деле нас не касаются и не заслуживают внимания». В 99% случаях новости не имеют отношения к читателям. Они являются способом поверхностно объяснять мир и подавляют мышление. Новости делают человека пассивным, являются причиной «заученной беспомощности», а также являются сильным наркотиком.

Рольф Добели говорит: «Я не знаю ни одного по-настоящему творческого человека, имеющего пристрастие к новостям — ни писателя, ни композитора, математика, врача, ученого, музыканта, дизайнера, архитектора или художника. Если вы хотите использовать старые решения, читайте новости. Если вы ищете новые решения, не стоит этого делать».

Практика

Задумайтесь, какие новости и из каких источников вы получаете. Откажитесь на неделю от чтения новостей. Трезво оцените, что вы потеряли за это время, а что упустили.


Расстройство структуры личных целей — состояние, в котором пользователь не может конкретно определять личные желания и устремления.

Интернет предоставляет огромные возможности выбора, однако сеть никогда не объяснит, какая информация нужна именно вам. Читать ту или иную статью, дружить с тем или иным сетевым другом или проходить тот или иной курс — этот выбор зависит от целей пользователя.

Если цели не артикулированы, не осознаются, находятся в неявном виде, то пользователь при выборе руководствуется критерием «интересно—не интересно». Однако этого критерия недостаточно, ведь в сети интересно все. Пользователь попадает в ловушку бесконечного потребления, никогда не может сделать окончательный выбор — куда идти, кем быть, что делать. При этом время проходит, а у пользователя остается ощущение бесконечных потенций.

Tinder

Tinder — набирающее популярность приложение для мобильных платформ Android и Apple iOS, предназначенное для подбора кандидатур для общения в соответствии с заданными параметрами. В апреле 2014 года приложением ежедневно пользовались до 10 млн человек. К значительному росту популярности приложения привело использование его спортсменами и жителями Олимпийской деревни во время зимних Олимпийских игр 2014 года в Сочи.

Википедия

Новые критерии выбора

Чтобы сломить дурную бесконечность, следует добавить критерий «важно — не важно», а для этого нужно, в первую очередь, осознать, зачем и куда пользователь стремится. В будущем сценарные сервисы, возможно, смогут выстроить желаемый путь всем пользователям и подобрать информацию согласно их целям, но даже в этом случае им нужно будет таковые цели определить. Ведь если не ты сам делаешь выбор, значит, этот выбор делает за тебя кто-то другой. Сейчас владельцы сервисов рекомендуют нам информацию, в будущем они смогут рекомендовать жизненные модели, выгодные им.

Практика

Одно из эффективных упражнений, которое может помочь привести в порядок внутренний мир, — упражнение на определение ролей. Цель упражнения — описать те роли, которые вы исполняете в жизни. В их числе окажется и виртуальная. Для каждой роли сформулируйте цели, которые ее определяют. Подумайте, что мешает их достичь, что хочется изменить. Описание ролей можно совместить с цифровым детоксом, ведь тогда информационный шум не сможет сбить вас с толку.


Анестезирующий эффект технологий — свойственная технологиям способность изолировать человека в квазиприватное пространство. В таком состоянии человек, находясь в общественном пространстве, ведет себя так, как будто он пребывает наедине сам с собой. Также технологии снижают чувствительность тела вплоть до полной потери ощущения собственного физического состояния.

Изоляция

Технологии уводят человека из общественного пространства в пространство личное, квазиприватное. Они притупляют как физические, так и ментальные ощущения.

Пример: в переполненном автобусе девушка по телефону рассказывает подружке интимные подробности вчерашнего свидания, словно находится наедине рядом с ней; человек в метро утыкается в планшет, как страус в песок, не замечая ничего вокруг.

Взаимодействие с технологиями требует фокусировки внимания, и человек уходит в них «с головой». Для любого переключения нужны усилия. Сама информация часто уводит пользователей из реального мира в другой, где гораздо лучше, интереснее, приятнее. При использовании технологий ощущение окружающего пространства размывается. Технологии и развлекательная информация служат анестезией от реальности, реализуют желание человека уйти в эмбриональное состояние безответственности.

Анестезия

Люди очень часто обращаются к технологиям (сознательно или неосознанно) для того, чтобы перестать чувствовать боль, голод, усталость, избавить себя от необходимости физических действий. Это может приводить к трагическим последствиям: так, например, в Китае были случаи, когда подростки за компьютерной игрой забывали о голоде и жажде, игнорировали сигналы тела и в итоге умирали от переутомления.

Для России анестезирующий эффект технологий особо важен ввиду низкой культуры тела и общего наплевательского отношения к физическому состоянию, которое присуще многим слоям населения. Существует мнение, что нательные датчики, которые фиксируют информацию о пульсе, дыхании и состоянии здоровья, взяв на себя роль диспетчера, освободят человека от потребности чувствовать свое тело. Их ношение позволит игнорировать сигналы организма, кроме тех, что не исходят из смартфона или носимого браслета.


Трансактивная память — психологическая теория об устройстве памяти, согласно которой мы не запоминаем то, что помнит наше ближайшее окружение.

Гипотезу об устройстве трансактивной памяти впервые предложил в 1985 году исследователь Даниэль Вегнер. Это было ответом на более ранние теории «коллективного разума» и «группового мышления». Система трансактивной памяти представляет собой механизм, в котором группы коллективно хранят и извлекают знания. Система трансактивной памяти состоит из знаний, хранящихся в памяти каждого человека в сочетании с памятью о том, за какой тип информации отвечает каждый индивид.

Система трансактивной памяти может обеспечить группу знанием большим и лучшим, нежели знание отдельного человека. Люди знают не только свою часть информации, но и то, какие сведения помнят другие члены группы. Алексей отвечает за знание о настройке операционной системы, а Яна помнит, как дойти до кафе, где назначена встреча.

Интернет как партнер

Исследования показали, что люди относятся к интернету как к партнеру по трансактивной памяти. Это избавляет людей от необходимости обмениваться информацией с партнерами и ослабляет потребность в запоминании важной информации. Вот что пишут авторы этих исследований, Дэниел Вегнер и Адриан Уорд (журнал «В мире науки», 2014 год):

«Постоянное пребывание в онлайне меняет сознание, — у людей размываются границы между собственными воспоминаниями и информацией из интернета. Так, например, даже когда ответы на вопросы эксперимента дословно взяты из интернета, у них возникает иллюзия того, что это было сделано за счет их собственных умственных способностей. Люди начинают ощущать, что интернет стал частью их собственных когнитивных способностей и приписывают себе заслуги работы поисковой системы или онлайн-хранилищ данных».

Исследователи делают вывод о том, что интернет создал поколение людей, которым кажется, будто бы они знают чрезвычайно много, хотя на самом деле их зависимость от интернета говорит о том, что они знают об окружающем их мире совсем мало.

Угрозы

Данный феномен рождает ряд угроз. Умберто Эко в статье «Дорогой внук, учи наизусть» предупреждает о том, что беспамятное поколение может стать жертвой информационных войн, ведь манипуляция историческими данными не найдет сопротивления у большинства пользователей.


Текстуализация человека — особенность, при которой живые люди воспринимаются в текстовой, знаковой, символической форме. Способствует снижению способности к сопереживанию.

Из-за длительного времени, проведенного в знаковом мире интернета, человек начинает воспринимать живых людей, состоящих из плоти и крови, чувствующих, переживающих, страдающих от одиночества и принимающих решение на основе чувств и человеческой природы, как героев романа, который пишется в его воображении. В интернете все стало знаками, и люди тоже.

Текст — это мир воображения. Данная особенность восприятия рождает эффект додумывания, заполнения белых пятен в образе живого человека. Воображение может подгонять живых людей под рамки их сетевых ролей. Но у живых людей есть слабости, они требуют заботы и понимания. Постоянное удерживание в памяти того, что люди не являются текстом, возвращает им реальность и осознание невербальности происходящего. Эту особенность иллюстрирует мысль философа Ксении Кабановой:

Ксения Кабанова «Очень легко отвергнуть текст, так как в нём всегда можно найти что-то „не то“, ошибочное или необоснованное. Отвергнуть голос труднее, надо воспринять его как текст. Отвергнуть тело сложно — даже отталкивающее, оно вызывает сострадание своим сердцебиением, своим дыханием, своей недолговечностью. В наше время, многие люди утратили восприятие телесности других. Они воспринимают человека как текст, причем часто — более или менее нелепый. Ясно, что у них не возникает сострадания и вытекающей из него заботы о другом» Ксения Кабанова, философ

Проект «Цифровой словарь» — уникальное явление. О влиянии технологий на человечество пишут многие (и я почти все из написанного читала, потому могу судить авторитетно), но только Алексу и Дмитрию удалось все это осмыслить, разложить по полочкам, показать с неожиданного ракурса, внести собственные инсайты — и создать потрясающий по глубине аналитический портал, рассматривающий все аспекты жизни homo digitalis. Примечательно, что массу интересного для себя найдут и добровольно интернет-зависимые, и убежденные технолуддиты и медиаскеты. Строго рекомендовано всем любителям осмыслять действительность: «Цифровой словарь» дает детализированный 3D-макет цифрового мира и инструменты для его изучения.

Ирина Гусинская
Заместитель главного редактора, руководитель направления цифрового издательства Альпина Паблишер

Нет ничего естественнее для человека, чем пытаться понять себя. Каждый день мы обдумываем своё поведение, анализируем чувства и мотивы. Технологии — часть нашей жизни, и чем дальше, тем значительнее их влияние. Это означает, что наше состояние, отношение с близкими, друзьями и коллегами тоже зависят от нового устройства мира. «Цифровой словарь» отстранённо, с помощью наблюдений и исследований, объясняет, куда мы пришли, где окажемся дальше, и почему всё именно так. Иными словами — придаёт нашим действиям осмысленность.

Анастасия Черникова
IT-журналист, редактор, Hopes & Fears

Настал момент, когда мы начали нуждаться в некоем аналоге GPS, который бы помогал ориентироваться в мире гаджетов и цифровых технологий. Алекс и Дмитрий успешно его создали! Это гораздо больше, чем словарь терминов, так любимых гиками. Этот проект знакомит с ключевыми понятиями и объясняет их как с технологической, так и с культурологической точки зрения. Кроме того, в каждом разделе можно встретить ключевые предложения, выделенные специально для тех, у кого нет времени бродить по дебрям Интернета в поисках объяснения.

Tom Mahon
Техно-публицист, журналист и автор «Charged Bodies: People, Power, and Paradox in Silicon Valley»

Это очень своевременный проект. Ещё несколько лет назад предостережения в отношении новых технологий многим показались бы надуманными. Но сегодня мы понимаем, что «захочу — выключу» уже не проходит: технологии уже давно решают — посредством производственных циклов, расписания телепрограмм, будильников в телефонах, мобильных приложений, игр и носимых устройств — когда им включать и выключать нас. Важно, что в этом проекте практические рекомендации сочетаются с теоретическими объяснениями происходящего — таким образом, есть возможность не только адаптироваться к уже сложившимся условиям, но и предположить, как ситуация будет развиваться дальше. А дальше, судя по всему, довольно быстро потребуется и следующая инициатива от авторов проекта «Цифровой Словарь» — новые технологии и новые социальные изменения не заставят себя ждать.

Антон Гуменский
Исследователь медиа, преподаватель теории коммуникации факультета международной журналистики МГИМО

Я старею, юношеский задор постепенно начинает уступать место ностальгическому брюзжанию. Я помню момент, когда друг рассказал мне о посещённой им лекции. Тогда персональных компьютеров и сотовых телефонов ещё не было – да, такое время имело место быть. Я-то знаю, о чём говорю, ведь я родился в то время. Профессор на той лекции сказал: «В будущем будет два типа людей – технократы и техно-ретрограды». Ну, что ж, вот мы и в будущем (будущем, где нас оставили без ховербордов), и, как мне кажется, пророчество профессора сбылось. Я выбрал сторону техно-ретроградов, потому что я понял, что мир театра, «к которому я испытываю порочную тягу, словно пропащий забулдыга к своему зелью, заядлый игрок к азартным играм…», не будет подвержен технологической революции. Впрочем, я ошибался. Причиной тому стала та самая технологическая революция, которая избавилась от актёра и заменила его чудовищных размеров марионеткой, изменила сознание человека. Возможно, мы больше не способны правдиво отражать жизнь, как подобает актёру, но квантовый и интромир психолингвистики втаскивает нас за наше эго в омут крайнего нарциссизма, где нас рвут на части злобные и жестокие металлические акулы до тех пор, пока человеческие голоса цифрового детокса не разбудят нас и мы не «утонем».

Martin Cooke
Художественный руководитель, English Actors International

Этот год я начал с того, что перестал пользоваться Skype. Затем отключил все звуки на смартфоне, кроме звонков и SMS. Следом отправились уведомления о новых письмах на ноутбуке. А потом об этом узнал Алекс и сказал: «Поздравляю, ты практикуешь цифровой аскетизм. Мы с Димой собрали много интересных материалов на эту тему. Давай сделаем об этом интернет-проект?»

Егор Яковишен
Senior Frontend Developer, Look At Media

«Цифровой словарь» – это утончённая перспектива того, как мы, практики и теоретики цифровых коммуникаций, смотрим на современный цифровой ландшафт. «Интернет вещей» и «Большие данные» ворвались в нашу жизнь и без сомнения изменили её в лучшую сторону. Технологические и структурные изменения как в личной, так и в профессиональной жизни, привели к социальным, культурным и политическим последствиям. Именно такую утончённую перспективу и предлагает цифровой словарь своим читателям. Как специалист по маркетинговым коммуникациям, я встречал множество исследований и аналитики, посвящённых тому, как цифровая революция открыла и продолжает открывать невероятные экономические возможности для брендов и маркетологов. Я также слышал о том, какое сильное влияние достижения в области технологий оказывают на поведение потребителей. Однако, Алекс и Дмитрий, сумели предложить альтернативный взгляд на эти изменения с точки зрения психологии и социологии. Проект «Цифровой словарь» фокусируется на теме цифровой антропологии, важность которой всё больше возрастает в наши дни по мере нашего продвижения к технологически развитому обществу.

Florent D’Souza
Консультант и предприниматель. Специалист по вопросам стратегии и маркетинговым коммуникациям. Эрудит.
Следующий отзыв