Медиааскетизм — это способ жизни, характеризующийся пониманием работы технологий и цифровых сервисов, их разумным использованием (а не отказом от них). Цель медиааскетики — сделать так, чтобы человек мог самостоятельно формировать свою жизнь в мире современных технологий.

Медиааскетизм возник как размышление о возможности использования аскетического опыта различных религиозных практик для того, чтобы помочь человеку существовать и сохранять человечность в современном мире. В 2011 году в качестве эксперимента был сделан концепт сайта «Медиааскет» — портала советов о жизни в новом странном мире, измененном технологиями. В рамках него один молодой человек делился опытом: «Я поставил пустую аватарку, — и жить стало легче»; испуганная мама недоуменно спрашивала: «У моего пятилетнего сына 5000 друзей. Что это значит?»; а католический монах рассказывал, как настроить порнофильтр у себя в голове.

Оказалось, что на вызовы информационной среды намного лучше отвечают не психологи, а аскеты, которые работают с сознанием уже несколько тысяч лет. В первую очередь здесь будут важны практики буддистской медитации и опыт аскезы в христианской Церкви. В этих традициях есть ответы на современные вызовы, которые ощутимо отличаются от технофобных заявлений. Их можно найти в образе жизни монахов и сформировать в практики борьбы с помыслами, внимательности, охранения взгляда и молчания.

Будда в аскезе

Будда в аскезе — изображение в лаосском храме

Однако идеи медиааскетизма не ограничиваются приемами, которые позволяют человеку уберечь свой взгляд от рекламы и избежать проверки почты каждые пять минут. Медиааскетизм оформился в идею, дающую свое видение роли человека в современном мире.

Цифровой мир творит наши формы

Жестокая ирония нового времени состоит в том, что сформировать нашу жизнь стремятся сторонние силы — обстоятельства рождения, государство, а сегодня к ним прибавились еще и технологии.

Цифровые технологии — это новая архитектура нашего времени. Архитекторы модернизма мечтали о том, что изменив среду обитания, они смогут повлиять на ход истории и способствовать появлению нового человека. Создатели глобальных цифровых сервисов продолжают начатое дело.

Что такое аскетизм

Аскетизм — это способ жизни, при котором собственное «Я» человека становится главным объектом человеческой деятельности. Аскет упорядочивает свою жизнь согласно избранной им самим форме, построенной на определенных привычках и правилах. Аскетизм заявляет о предельной ответственности человека за свою жизнь и возможности самостоятельного управления ей.

Два столпа медиааскетизма

Медиааскетика акцентирует внимание на влиянии технологий и цифровых сервисов на человека и общество. Медиааскетизм стоит на двух столпах — понимании и разумных действиях.

Люди недооценивают влияние цифровых алгоритмов на их жизни, не все осознают новые навязанные технологиями привычки и не все еще понимают сетевые принципы нового мира. Технологии подняты человеком на олимп современности. Техноидеология стоит на мысли о том, что технологии априори создаются для того, чтобы помогать людям. Такие вещи как интернет, приложения или технический прогресс называются абсолютным неоспоримым благом. Одна из целей медиааскетики — спустить технологии с небес на землю, вернуть в дискуссию связи между ними и политикой, экономикой и личностью, избежав при этом алармизма.

Медиааскет — цифровой архитектор

Личной практикой медиааскета является разумное использование технологий, осмысленное поведение в сети и потребление информации. Здесь сама жизнь человека становится творчеством. Несмотря на то, что это творчество без продукта (как театр или танец), медиааскет может играть большую роль в обществе — формировать общественную архитектуру (в первую очередь цифровую) согласно принципам свободы и ответственности.

Критика медиааскетизма

Медиааскетизм обычно критикуют за то, чем он не является. Перечислим те пункты, которые требуют особого внимания.

Уход в пещеры

Публично озвучивая понятие «медиааскетизм», я постоянно сталкиваюсь с неправильным толкованием слова «аскет». В современном языке оно вызывает ассоциации с полным отказом от технологий и удовольствий. На выступлениях, посвященных аскетизму, слушатели опасливо прячут смартфоны в карманы, опасаясь, что их устройства сейчас отберут, а самих пользователей кинут в аналоговые пещеры.

Если вернуться к первоначальному значению греческого слова, аскеза — это тренировка. Человек, занимающийся аскезой, тренирует свою волю, разум и тело для того, чтобы формировать себя и преобразовывать мир вокруг.

Аскеза на время

Существует ошибочное представление о том, что занятия аскезой будто бы разделяют время на две части: периоды воздержания и периоды, когда все идет по-старому. Однако цель медиааскетики, в отличие от цифрового детокса, не отключиться на какое-то время, чтобы снова вернуться к прежнему образу жизни, а выработать правильное отношение к технологиям. Монашеская практика распространяется на всю жизнь монаха, а не только на время поста.

Ложный аскетизм

Аскетизм — это жизнь на пределе своих возможностей. В истории существуют случаи, когда идею аскезы брали для обслуживания совершенно различных интересов. Однако когда от аскезы остается только внешняя форма, скорлупа, «Я» аскета принимает угрожающие размеры, становится главной ценностью в его жизни, а выбранная цель достигается любыми средствами. Аскет без любви — это эгоцентрик, беспощадный к окружающим.

Так у простоты есть одно прекрасное для нового времени преимущество: вас ничего не отвлекает от потребления. Как заявил один из братьев монастыря Нови-Двур в Чехии, после посещения минималистичного магазина «Calvin Klein» в Нью-Йорке: «Там настолько ничего не отвлекало от продукта, что это был шопинг, возведенный на религиозный уровень. Мы подумали, разве это не великолепно для монастыря, если мы заменим моду на Бога?»

У дизайнеров интерес к аскетизму вызван модой на возврат к истинным ценностям и борьбой с информационными излишествами. Можно наблюдать, как минималистичный дизайн оформляется в результате трансформации моральных ценностей в легкоузнаваемую эстетику.

«Меньше — значит достаточно» Архитектор Пьер Витторио Аурели в работе об аскетичной архитектуре

Мы наблюдаем, как аскетизм превращается в лицемерную карикатуру. Так, например, одержимость простотой Стива Джобса напрямую выразилась в продуктах Apple и бизнес-модели компании. Пользователи совершенных девайсов тоже фактически одержимы своими устройствами. Предельная концентрация и стремление к функции создателя сформировали мир, где у пользователей наблюдается чудовищный дефицит внимания.

Мудрость традиции

Генри Дэвид Торо

Генри Дэвид Торо — американский писатель, мыслитель, натуралист, общественный деятель, аболиционист. В 1845—1847 годах Торо жил в построенной им самим хижине на берегу Уолденского пруда (недалеко от Конкорда), самостоятельно обеспечивая себя всем необходимым для жизни. Этот эксперимент по уединению от общества он описал в книге «Уолден, или Жизнь в лесу» (1854).

Википедия

Практика аскетизма не обязательно связана с религией. Аскетами можно назвать и древних греческих философов, занимавшихся познанием, и современных художников, работающих над поиском новых способов существования. Но у представителей религиозных традиций, как ни у кого другого есть возможность делиться накопленным опытом, разговаривая об информационной цивилизации с людьми. Они могут пересказывать доступным языком тысячелетний опыт аскетов, объясняя практики работы с сознанием и точку зрения религии на место человека в мире.

Для людей верующих технологии и аскеза в этом разговоре не самоцель, а лишь повод начать разговор. Как замечает в статье «Православный взгляд на медиааскетику» священник Олег Мумриков: «Для христианина нет такого понятия, как медиааскетика, есть просто аскеза, которая помогает человеку обретать единство с Богом».

Будущее медиааскетизма

В 1845 году Генри Торо на два года ушел прочь от цивилизации в хижину на берегу Уолденского пруда. Тогда идеи Генри Торо не нашли сильной поддержки у современников. Роберт Луис Стивенсон даже назвал побег писателя от общества трусостью. Но идеи, заложенные в книгах Торо, стали культовыми в ХХ веке. Это было связано с обострением экологической проблематики и возникновением движения, ратующего за сохранение окружающей среды. Идеи медиааскетизма, возможно, ожидает подобная судьба в цифровом веке. Самое время начинать примерять их на себя сейчас, а не тогда, когда к сети мы будем подключаться через разъёмы в наших затылках, наши же тела станут платформой для сбыта имплантатов. Даже если этого не случится, разумное отношение к технике не перестанет быть необходимым.


Техноаскетизм — движение, призывающее крайне внимательно относиться к улучшению человеческой природы с помощью имплантантов.

Техноаскеза не подразумевает полный отказ от имплантатов. Имплантирование механической руки с целью замены поврежденной является лечебной операцией. Но если в государстве принимается закон, согласного которому каждый гражданин обязан имплантировать себе новый механический орган, самое время задуматься о том, что происходит. Техноаскетизм ориентирован на внимательное отношение к любым искусственным изменениям человеческого тела.

Этика и право

Помимо медицинского аспекта, существуют правовые вопросы биоимплантологии. Именно здесь на первое место встает вопрос о личной свободе и достоинстве человека. Эксперты Европейской Комиссии по этике считают, что имплантаты сами по себе не представляют опасности для человеческой свободы. Однако возможно такое их применение, которое сделает возможным индивидуальный или групповой надзор. В этом случае риск ограничения свободы отдельного индивида должен быть оценен адекватно.

Религиозные организации также включаются в обсуждение вопросов биоэтики. Православная Церковь исходит из основанных на Библейской традиции представлений о жизни как бесценном даре Божием, о неотъемлемой свободе и богоподобном достоинстве человеческой личности.

Необходимо подчеркнуть, что не существует надежных научных исследований, касающихся долгосрочного воздействия электрических имплантатов на здоровье и личность человека.

Зависимость от электрического тока

Пролиферация имплантатов в наши тела создает новый тип зависимости — зависимость от электрического тока, который будет необходим для жизнеобеспечения и нормального функционирования тела так, как сейчас для этого требуется еда и вода. Электричество, как известно, не выдается бесплатно, и его выработка контролируется государством. Новая потребность усилит степень влияния государства и степень контроля над гражданами. Собственный генератор электричества может стать такой же необходимостью, как медицинская аптечка дома.

Общественное одобрение внедрения имплантатов в тело открывает заманчивые перспективы для рынка. Возможность сделать тело человека местом для сбыта технологий не упустят многие корпорации. Пять миллиардов неподключенных людей из неразвитых стран — очень заманчивая возможность для экспансии с помощью новых технологий. Но если будет найден способ производить дешевые интерфейсы для соединения людей в коллективную нейросеть, те общества, которые вытеснены в конкурентной борьбе сверхдержавами, в первую очередь воспользуются этой возможностью, чтобы приобрести преимущества.

Будущее техноаскетизма

Можно ожидать, что идеи техноаскетизма обретут силу, как только появятся достоверные данные о негативном влиянии имплантатов на организм. Также стоит ждать роста протестных настроений при введении процедуры обязательного внедрения некоторых видов имплантатов.

Человеческое достоинство

Американский футуролог Френсис Фукуяма в книге «Наше постчеловеческое будущее» предлагает ввести понятие «фактор Х» — нечто, присущее человеку независимо от его вторичных характеристик, таких как цвет кожи или место рождения. «В области политики мы требуем равного уважения ко всем людям на основе наличия у них «фактора Х». Любое создание, лишенное «фактора Х», можно варить, есть, пытать, обращать в рабство или перерабатывать его труп. Но совершивший это в отношении человека будет повинен в «преступлении против человечности», — пишет Фукуяма.

«Фактор Х» задает направление гуманитарных исследований, значение которого может трансформироваться в будущем из-за генных изменений и внедрения имплантатов. Но, например, вопрос о том, является ли создание улучшенной «расы» новой формой расизма, весьма актуален и требует ответа уже сейчас. В будущем отвечать на такие вопросы будет уже поздно.


Настал момент, когда мы начали нуждаться в некоем аналоге GPS, который бы помогал ориентироваться в мире гаджетов и цифровых технологий. Алекс и Дмитрий успешно его создали! Это гораздо больше, чем словарь терминов, так любимых гиками. Этот проект знакомит с ключевыми понятиями и объясняет их как с технологической, так и с культурологической точки зрения. Кроме того, в каждом разделе можно встретить ключевые предложения, выделенные специально для тех, у кого нет времени бродить по дебрям Интернета в поисках объяснения.

Tom Mahon
Техно-публицист, журналист и автор «Charged Bodies: People, Power, and Paradox in Silicon Valley»

Это очень своевременный проект. Ещё несколько лет назад предостережения в отношении новых технологий многим показались бы надуманными. Но сегодня мы понимаем, что «захочу — выключу» уже не проходит: технологии уже давно решают — посредством производственных циклов, расписания телепрограмм, будильников в телефонах, мобильных приложений, игр и носимых устройств — когда им включать и выключать нас. Важно, что в этом проекте практические рекомендации сочетаются с теоретическими объяснениями происходящего — таким образом, есть возможность не только адаптироваться к уже сложившимся условиям, но и предположить, как ситуация будет развиваться дальше. А дальше, судя по всему, довольно быстро потребуется и следующая инициатива от авторов проекта «Цифровой Словарь» — новые технологии и новые социальные изменения не заставят себя ждать.

Антон Гуменский
Исследователь медиа, преподаватель теории коммуникации факультета международной журналистики МГИМО

Я старею, юношеский задор постепенно начинает уступать место ностальгическому брюзжанию. Я помню момент, когда друг рассказал мне о посещённой им лекции. Тогда персональных компьютеров и сотовых телефонов ещё не было – да, такое время имело место быть. Я-то знаю, о чём говорю, ведь я родился в то время. Профессор на той лекции сказал: «В будущем будет два типа людей – технократы и техно-ретрограды». Ну, что ж, вот мы и в будущем (будущем, где нас оставили без ховербордов), и, как мне кажется, пророчество профессора сбылось. Я выбрал сторону техно-ретроградов, потому что я понял, что мир театра, «к которому я испытываю порочную тягу, словно пропащий забулдыга к своему зелью, заядлый игрок к азартным играм…», не будет подвержен технологической революции. Впрочем, я ошибался. Причиной тому стала та самая технологическая революция, которая избавилась от актёра и заменила его чудовищных размеров марионеткой, изменила сознание человека. Возможно, мы больше не способны правдиво отражать жизнь, как подобает актёру, но квантовый и интромир психолингвистики втаскивает нас за наше эго в омут крайнего нарциссизма, где нас рвут на части злобные и жестокие металлические акулы до тех пор, пока человеческие голоса цифрового детокса не разбудят нас и мы не «утонем».

Martin Cooke
Художественный руководитель, English Actors International

«Цифровой словарь» – это утончённая перспектива того, как мы, практики и теоретики цифровых коммуникаций, смотрим на современный цифровой ландшафт. «Интернет вещей» и «Большие данные» ворвались в нашу жизнь и без сомнения изменили её в лучшую сторону. Технологические и структурные изменения как в личной, так и в профессиональной жизни, привели к социальным, культурным и политическим последствиям. Именно такую утончённую перспективу и предлагает цифровой словарь своим читателям. Как специалист по маркетинговым коммуникациям, я встречал множество исследований и аналитики, посвящённых тому, как цифровая революция открыла и продолжает открывать невероятные экономические возможности для брендов и маркетологов. Я также слышал о том, какое сильное влияние достижения в области технологий оказывают на поведение потребителей. Однако, Алекс и Дмитрий, сумели предложить альтернативный взгляд на эти изменения с точки зрения психологии и социологии. Проект «Цифровой словарь» фокусируется на теме цифровой антропологии, важность которой всё больше возрастает в наши дни по мере нашего продвижения к технологически развитому обществу.

Florent D’Souza
Консультант и предприниматель. Специалист по вопросам стратегии и маркетинговым коммуникациям. Эрудит.

Этот год я начал с того, что перестал пользоваться Skype. Затем отключил все звуки на смартфоне, кроме звонков и SMS. Следом отправились уведомления о новых письмах на ноутбуке. А потом об этом узнал Алекс и сказал: «Поздравляю, ты практикуешь цифровой аскетизм. Мы с Димой собрали много интересных материалов на эту тему. Давай сделаем об этом интернет-проект?»

Егор Яковишен
Senior Frontend Developer, Look At Media

Проект «Цифровой словарь» — уникальное явление. О влиянии технологий на человечество пишут многие (и я почти все из написанного читала, потому могу судить авторитетно), но только Алексу и Дмитрию удалось все это осмыслить, разложить по полочкам, показать с неожиданного ракурса, внести собственные инсайты — и создать потрясающий по глубине аналитический портал, рассматривающий все аспекты жизни homo digitalis. Примечательно, что массу интересного для себя найдут и добровольно интернет-зависимые, и убежденные технолуддиты и медиаскеты. Строго рекомендовано всем любителям осмыслять действительность: «Цифровой словарь» дает детализированный 3D-макет цифрового мира и инструменты для его изучения.

Ирина Гусинская
Заместитель главного редактора, руководитель направления цифрового издательства Альпина Паблишер

Нет ничего естественнее для человека, чем пытаться понять себя. Каждый день мы обдумываем своё поведение, анализируем чувства и мотивы. Технологии — часть нашей жизни, и чем дальше, тем значительнее их влияние. Это означает, что наше состояние, отношение с близкими, друзьями и коллегами тоже зависят от нового устройства мира. «Цифровой словарь» отстранённо, с помощью наблюдений и исследований, объясняет, куда мы пришли, где окажемся дальше, и почему всё именно так. Иными словами — придаёт нашим действиям осмысленность.

Анастасия Черникова
IT-журналист, редактор, Hopes & Fears
Следующий отзыв