Интернет-зависимость

Интернет-зависимость — избыточное пользование интернетом, которое мешает жизни, работе и тормозит личностное развитие человека. Интернет-зависимость наиболее часто проявляется в подростковом возрасте, что негативно сказывается на становление личности.

История понятия

В 1995 году психиатр Айвэн Голдберг разработал опросник с набором диагностических критериев для определения интернет-зависимости. Для этого Голдберг просто взял и ради шутки адаптировал описание игровой зависимости с учетом особенностей интернет-пользования. Этот опросник активизировал не утихающие до сих пор споры в журналистских и психологических кругах о том, как классифицировать интернет-зависимость и стоит ли вообще считать это зависимостью. Хотя в дискуссиях по этому поводу нередко возникает термин «болезнь», интернет-зависимость не включена в список психических заболеваний (в последней версии Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders) её нет, в отличие от зависимости от азартных игр.

Специалисты для того, чтобы избежать слова «зависимость», предлагают другие обозначения этого явления: проблема в пользовании интернетом, компульсивное использование интернета, злоупотребление интернетом или i-болезнь.

Понятие «интернет-зависимость» стало популярено благодаря стараниям американского психолога Кимберли Янг, которая провела титаническую работу по популяризации проблемы и открыла первый специализированный центр для лечения этого расстройства.

Определение зависимости

Интернет-зависимость трудноопределима, ведь интернет и технологии плотно вплетены в нашу жизнь и жизнь без них немыслима. Опросник Кимберли Янг явно завышает количество зависимых (по данным некоторых специалистов в три раза), потому что не учитывает промежуточную стадию — «злоупотребление интернетом». Например, согласно исследованию психолога Владимира Малыгина, из 1000 подростков только 4,2% интернет-зависимы, а 30% злоупотребляют интернетом.

Наиболее здравым подходом является выделение в самой интернет-зависимости двух элементов. Первый — это злоупотребление конкретным видом деятельности (общением в сети, потреблением новостей, киберсексом, играми и др.). Этот вид зависимости является продолжением отдельных видов зависимости на технологическом уровне. Второй элемент зависимости — выступление интернет-среды в патологическом ключе. В этом случае верно заявить, что само виртуальное пространство вызывает зависимость (без акцента на вид деятельности). Это происходит за счет особых свойств интернет-пространства. Психолог Джон Сулер выделяет следующие свойства интернет-среды:

  • ограниченное сенсорное переживание;
  • множественность личности и анонимность;
  • размывание пространственных границ;
  • растяжение и конденсация времени;
  • неограниченная доступность контактов;
  • постоянная фиксация;
  • альтернативные и снящиеся миры.

Интернет-зависимости наиболее подвержены подростки 13-14 лет. В этом возрасте происходит столкновение с обществом и изменение организма подростка, а незрелость психики и неумение управлять своими эмоциями вызывают риск наделить виртуальную среду слишком большой значимостью. Злоупотребление интернетом может вызвать задержку развития эмоциональной сферы и затруднение в осознании образа тела, что критично для становящегося организма.

Лечение интернет-зависимости

При лечении интернет-зависимости нужно понимать, что человек уходит в интернет не просто так, а бежит туда от каких-то проблем, тревог, деструктивных эмоций, боли или обид. Тревога толкает человека на желание забыться в игре или скрыться от собственных чувств в потреблении информации.

Начинать лечение интернет-зависимости следует с определения причины, по которой человек злоупотребляет технологиями. Зависимое поведение — это патологическая адаптация. Интернет-среда используется как лекарство, которое позволяет снять тревогу, напряжение и уйти от проблем. За этим могут стоять такие черты личности, как: тревожность, возбудимость, демонстративность поведения или другие нарушения. В других случаях человек вытесняет все свои эмоциональные потребности в интернет, где может получать социальные поглаживания, не идя на риски, которые сопровождают реальное общение.

Например, проблемы в отношениях с родителями, вынуждают подростка с головой уйти в интернет, где можно найти адекватных собеседников. А за желанием скрыться в компьютерных играх может стоять то, что подростка сделали изгоем в классе.

Психолог или сам человек, в первую очередь, должен работать с проблемой, которая толкает его на постоянное обращение к гаджетам. Параллельно с лечением интернет-зависимости следует повышать цифровую грамотность — создавать новые устойчивые привычки пользоваться интернетом эффективно.

Специалисты по интернет-зависимости

Кимберли Янг, Марк Грифитс, Джон Сулер, Джон Грохол, Марисса Орзак, Татьяна Больбот, Людмила Юрьева, Владимир Малыгин, Марк Сандомирский.

Технозависимость

Более широкий взгляд на проблему позволяет выделить еще один тип зависимости — технологическая зависимость от гаджетов, сотовой связи и сервисов хранения информации. Одержимость технологиями началась в 1930 году с радио, продолжилась телевидением в 1960 и усилилась в цифровую эпоху персональных гаджетов.

Сетевая зависимость

Влияние виртуальной среды опасно не только для подростков. Взрослые люди также подвержены рискам интернет-зависимости. Хотя актуальнее говорить не об интернет-зависимости, а о зависимости от сетей.


Теория лайков — желание пользователей ставить и получать лайки, можно объяснить желанием получать «социальные поглаживания» в интернете.

Согласно теории лайков, «лайк» — это самый простой способ обмена «социальным поглаживанием» в интернете.

В психологии «поглаживание» — это действие, при котором человек направляет свое внимание на партнера, и, обращаясь к нему, сигнализирует о том, что признает его присутствие или его самого как личность. Партнер при этом испытывает те или иные эмоции и чувства. Поглаживание — это не обязательно физическое прикосновение. «Поглаживание» — это улыбка и комплимент, поддержка словами и активное слушание, подчеркивающее значимость человека. Другое название для «поглаживания» — «единица признания».

Есть мнение, что «поглаживания» — это потребность, такая же, как и потребность в пище, воде, воздухе или тепле. Недостаток «поглаживаний» делает людей эмоционально уязвимыми и подверженными манипуляциям.

«Киноактеру, например, бывают необходимы постоянные восторги и похвалы (назовем их „поглаживаниями“) от даже неизвестных ему поклонников. В то же время научный работник может пребывать в прекрасном моральном и физическом состоянии, получая лишь одно „поглаживание“ в год от уважаемого им коллеги» Эрик Берн, американский психолог и психиатр

Человек, которому не достает «поглаживаний», тратит огромное количество энергии на то, чтобы удовлетворить свой «голод по поглаживаниям».

«Поглаживания» люди получают самыми разными способами. Одни становятся усердными и ответственными сотрудниками, другие привлекают к себе внимание, тщательно следя за своей внешностью. Остальные же пишут остроумные статусы в социальных сетях, выкладывают фотографии и меняют аватарки.

Способы получения «поглаживаний»

Существуют «безусловные поглаживания», получаемые за то, что человек есть такой, какой он есть и «условные поглаживания», которые человек получает за то, что он делает или не делает.

Условный рефлекс «поглаживания»

Социальные сети учат тому, что любовь можно только заслужить. В социальной сети нельзя поставить человеку «like» просто за то, что он есть.

Чтобы получить любовь, одобрение и похвалу нужно привлечь к себе внимание, а для этого обязательно что-нибудь сделать. Запостить смешную картинку, написать интересный пост, расшарить новость, сменить аватарку, показать новые фотографии. Когда пользователь постит, это дает знак другим пользователям, что он живой, что его можно «любить» и с ним взаимодействовать. С пользователями, которые находятся на обочине новостной ленты, взаимодействовать не получается. Молчание в сети равносильно несуществованию.

Социальная сеть не позволяет поставить «like» человеку просто за то, что этот человек есть. Можно поставить «like» только действию или качеству человека.

Виртуальные заслуги

В виртуальном мире «поглаживания» проще получить, чем в мире физическом, однако, они ощущаются примерно одинаково — это признание его существования и заслуг. Социальные сети подсаживают людей на зависимость от большого количества «поглаживаний». Человеку становится мало того, что люди просто читают его посты. Ему нужно, чтобы они отмечали их. Из-за этого пользователь распыляет свои силы ради одномоментных «поглаживаний», которые становятся нужны все больше и чаще. Вместо того, чтобы вкладываться в крупные проекты, пользователь сосредотачивается на легких действиях, на которые тратится много сил и внимания, но которые никуда не ведут.

Социальные сети и отношения

Люди, у которых наблюдаются гармоничные отношения в семье и в личной жизни, не нуждаются так остро в «поглаживаниях» и их активность в социальных сетях намного меньше, чем у людей, которые замещают пробелы в личной жизни социальными сетями. Однако сетевые «поглаживания» могут стать прекрасным стимулом для свершений и творчества. В особенности, когда человек получает внимание от персоны, которая для человека является наиболее значимой и с которой он не общается в реальности.

Практика

Разделяйте поглаживания по степени важности. Фотография котенка или сообщение о том, что вы написали новую статью, могут набрать одинаковое количество лайков, но для вашей личности и будущего это несоразмерные события. Не мыслите лайки или комментарии в качестве своих ключевых стимулов. Это прямой путь к тому, что вы будете заниматься ублажением мнения толпы.


Проект «Цифровой словарь» — уникальное явление. О влиянии технологий на человечество пишут многие (и я почти все из написанного читала, потому могу судить авторитетно), но только Алексу и Дмитрию удалось все это осмыслить, разложить по полочкам, показать с неожиданного ракурса, внести собственные инсайты — и создать потрясающий по глубине аналитический портал, рассматривающий все аспекты жизни homo digitalis. Примечательно, что массу интересного для себя найдут и добровольно интернет-зависимые, и убежденные технолуддиты и медиаскеты. Строго рекомендовано всем любителям осмыслять действительность: «Цифровой словарь» дает детализированный 3D-макет цифрового мира и инструменты для его изучения.

Ирина Гусинская
Заместитель главного редактора, руководитель направления цифрового издательства Альпина Паблишер

Этот год я начал с того, что перестал пользоваться Skype. Затем отключил все звуки на смартфоне, кроме звонков и SMS. Следом отправились уведомления о новых письмах на ноутбуке. А потом об этом узнал Алекс и сказал: «Поздравляю, ты практикуешь цифровой аскетизм. Мы с Димой собрали много интересных материалов на эту тему. Давай сделаем об этом интернет-проект?»

Егор Яковишен
Senior Frontend Developer, Look At Media

Это очень своевременный проект. Ещё несколько лет назад предостережения в отношении новых технологий многим показались бы надуманными. Но сегодня мы понимаем, что «захочу — выключу» уже не проходит: технологии уже давно решают — посредством производственных циклов, расписания телепрограмм, будильников в телефонах, мобильных приложений, игр и носимых устройств — когда им включать и выключать нас. Важно, что в этом проекте практические рекомендации сочетаются с теоретическими объяснениями происходящего — таким образом, есть возможность не только адаптироваться к уже сложившимся условиям, но и предположить, как ситуация будет развиваться дальше. А дальше, судя по всему, довольно быстро потребуется и следующая инициатива от авторов проекта «Цифровой Словарь» — новые технологии и новые социальные изменения не заставят себя ждать.

Антон Гуменский
Исследователь медиа, преподаватель теории коммуникации факультета международной журналистики МГИМО

Настал момент, когда мы начали нуждаться в некоем аналоге GPS, который бы помогал ориентироваться в мире гаджетов и цифровых технологий. Алекс и Дмитрий успешно его создали! Это гораздо больше, чем словарь терминов, так любимых гиками. Этот проект знакомит с ключевыми понятиями и объясняет их как с технологической, так и с культурологической точки зрения. Кроме того, в каждом разделе можно встретить ключевые предложения, выделенные специально для тех, у кого нет времени бродить по дебрям Интернета в поисках объяснения.

Tom Mahon
Техно-публицист, журналист и автор «Charged Bodies: People, Power, and Paradox in Silicon Valley»

«Цифровой словарь» – это утончённая перспектива того, как мы, практики и теоретики цифровых коммуникаций, смотрим на современный цифровой ландшафт. «Интернет вещей» и «Большие данные» ворвались в нашу жизнь и без сомнения изменили её в лучшую сторону. Технологические и структурные изменения как в личной, так и в профессиональной жизни, привели к социальным, культурным и политическим последствиям. Именно такую утончённую перспективу и предлагает цифровой словарь своим читателям. Как специалист по маркетинговым коммуникациям, я встречал множество исследований и аналитики, посвящённых тому, как цифровая революция открыла и продолжает открывать невероятные экономические возможности для брендов и маркетологов. Я также слышал о том, какое сильное влияние достижения в области технологий оказывают на поведение потребителей. Однако, Алекс и Дмитрий, сумели предложить альтернативный взгляд на эти изменения с точки зрения психологии и социологии. Проект «Цифровой словарь» фокусируется на теме цифровой антропологии, важность которой всё больше возрастает в наши дни по мере нашего продвижения к технологически развитому обществу.

Florent D’Souza
Консультант и предприниматель. Специалист по вопросам стратегии и маркетинговым коммуникациям. Эрудит.

Нет ничего естественнее для человека, чем пытаться понять себя. Каждый день мы обдумываем своё поведение, анализируем чувства и мотивы. Технологии — часть нашей жизни, и чем дальше, тем значительнее их влияние. Это означает, что наше состояние, отношение с близкими, друзьями и коллегами тоже зависят от нового устройства мира. «Цифровой словарь» отстранённо, с помощью наблюдений и исследований, объясняет, куда мы пришли, где окажемся дальше, и почему всё именно так. Иными словами — придаёт нашим действиям осмысленность.

Анастасия Черникова
IT-журналист, редактор, Hopes & Fears

Я старею, юношеский задор постепенно начинает уступать место ностальгическому брюзжанию. Я помню момент, когда друг рассказал мне о посещённой им лекции. Тогда персональных компьютеров и сотовых телефонов ещё не было – да, такое время имело место быть. Я-то знаю, о чём говорю, ведь я родился в то время. Профессор на той лекции сказал: «В будущем будет два типа людей – технократы и техно-ретрограды». Ну, что ж, вот мы и в будущем (будущем, где нас оставили без ховербордов), и, как мне кажется, пророчество профессора сбылось. Я выбрал сторону техно-ретроградов, потому что я понял, что мир театра, «к которому я испытываю порочную тягу, словно пропащий забулдыга к своему зелью, заядлый игрок к азартным играм…», не будет подвержен технологической революции. Впрочем, я ошибался. Причиной тому стала та самая технологическая революция, которая избавилась от актёра и заменила его чудовищных размеров марионеткой, изменила сознание человека. Возможно, мы больше не способны правдиво отражать жизнь, как подобает актёру, но квантовый и интромир психолингвистики втаскивает нас за наше эго в омут крайнего нарциссизма, где нас рвут на части злобные и жестокие металлические акулы до тех пор, пока человеческие голоса цифрового детокса не разбудят нас и мы не «утонем».

Martin Cooke
Художественный руководитель, English Actors International
Следующий отзыв