Информационная жадность (данная концепция описана журналистом Александром Амзиным в книге «Бессистемные советы») — стратегия поведения, при которой человек сокращает количество информации, которой он делится с подписчиками в социальных сетях в пользу глубокой проработки приходящей к нему информации и созданием на ее основе законченного продукта: статьи, исследования и т.д.

Человек является проводником интересной информации для своих друзей и сетевых знакомых и затрачивает достаточно много ресурсов, чтобы находить и делиться в социальных сетях чем-то интересным. Кроме поддержания слабых связей и развлечения знакомых такое поведение практически ничего не приносит самому человеку. Таким образом, человек работает на общество, но не получает для себя что-то полезное — оплату, глубокие знания или умения.

Делясь информацией, человек тут же получает вознаграждение от этого социального действия в виде лайков или комментариев от окружения. Это можно назвать квазивознаграждением, потому что они слабо конвертируются в социальный или материальный капитал, навыки или личностный рост человека. Нельзя заслужить уважение и признание, если постоянно показывать сырье, которое, возможно, может стать основой для законченного продукта.

«Информационно жадный человек» инвестирует силы и время в законченный продукт. Александр Амзин замечает, что такое поведение открывает новый слой работы с информацией. Появляется время подумать об увиденном, сделать заметки, отбросить ненужное, найти дополнительные данные. Человек начинает чаще бывать на сервисах с личными заметками, концентрирует силы на создании законченного продукта, обсуждает его с узким кругом знакомых, а сеть может использовать для обсуждения неоформленных идей.


Оппозиция «создание—потребление» — планшеты и смартфоны удобны для потребления информации и развлечения (чтения новостной ленты, игры, просмотра видео) и неудобны для создания контента или вдумчивой аналитики.

Несмотря на интерактивные возможности, мобильные устройства больше расположены к потреблению информации, чем к ее обработке. Интерфейс тач-скрина зачастую не позволяет пользователю контролировать процесс работы с информацией. Клавиатура, мышь и перо значительно больше подходят для работы с графиками, таблицами, редактирования текста или рисования. Кроме того, у некоторых программ для аналитики или создания контента нет мобильных версий или они имеют ограниченный функционал.

Отзыв предпринимателя из Санкт-Петербурга: «Я заметил, что после того, как планшет заменил мне ноутбук, я стал значительно меньше времени уделять аналитике компании. Excel’ем на планшете пользоваться неудобно: без мыши нельзя управлять таблицами. Раньше даже в дороге я мог оперативно заниматься аналитикой на ноутбуке, сейчас мне нужно выделять на это отдельное время в офисе».

Это приводит к тому, что создание контента становится уделом пользователей стационарных компьютеров. Оппозиция «создание-потребление» это один из факторов, который усиливает цифровой разрыв и требует преодоления.

Новый телевизор

Планшет и смартфон можно называть новым телевизором или новым радио, это абсолютно диванные устройства. Данная модель использования выгодна предпринимателям, которые строят свой бизнес по принципам «экономики внимания». В будущем алгоритмы рекомендаций эволюционируют до такой степени, что пользователю не нужно будет прилагать никаких усилий для выбора и потребления информации, — достал смартфон и смотри.

Нетократия и консумптари

Александр Бард

Александр Бард

Футуролог Александр Бард (до того, как стать технофилософом, он участвовал в некогда популярном трио «Армия Любовников») в книге «Нетократия» предсказывает разделение будущего общества на два класса. Высший господствующий класс — нетократы, мобильные граждане мира, они формируют элитные виртуальные группы, используя интернет как средство создания социальных связей. Нетократы участвуют в создании ценностей и смыслов. Противоположность нетократам — низший, угнетаемый класс «консумптари» (consumption — потребление). Консумптариат — это потребительский пролетариат. По-английски таких людей называют «диванными картофелинами» (couch potatoes). Это вечные телезрители и пассивные участники цепочек потребления. Они могут только потреблять, не производя никаких новых ценностей.

Будущее экранов

В новом совершенном мире личные экраны будут только частью мировой рекламной сети. Экраны обступят нас, причем проникнут в наши дома бесплатно (вы сможете купить такой же холодильник, но с экраном и он обойдется вам на двадцать процентов дешевле чем тот, что без экрана). Контекстная реклама выйдет за пределы сети. Уже сейчас Google выражает уверенность в том, через несколько лет многие мировые компании придут к тому, чтобы размещать рекламные объявления на приборных панелях автомобилей, термостатах, очках, часах и других предметах. Даже если вы не выходите в интернет, реклама из него настигнет вас.

Персонализированная реклама в фильме «Особое мнение»

Touch-мир

Ремесленники и люди искусства, неразрывно работающие с инструментом отмечают, что «особый модус взаимодействия с материалом и моделью, тонкое различение оттенков и консистенций — это отдельный очень глубокий и интересный мир[…], доступный тем, кто реально постоянно возится с инструментами и натуральными материалами» (цитата из текста медиахудожника Олега Пащенко). Когда художник рисует карандашом, он чувствует нажим, мельчайшие изменения цвета, сопротивление бумаги. Взаимодействие с продуктом искусства также определяется тем инструментом, с помощью которого работает художник. Так исследование ансамбля средневекового собора похоже на путь пера при рисовании. По точному замечанию одной художницы, модель взаимодействия с тач-скрином — это «тыкание», которое современные люди переносят и на взаимодействие с окружающим миром.


Состояние открытого разума — состояние ума между концентрацией и рассеянным вниманием, обеспечивающее возможность прихода новых идей. В нем человек открыто воспринимает реальность, прислушивается к внутренним голосам, осмысляет предыдущий опыт. Часто именно в этом состоянии неожиданно приходят озарения и решения беспокоящих проблем. Именно оно является источником наиболее креативных мыслей.

«Неотменимая модальность зримого» — другое название такого состояния Своему появлению оно обязано роману Джеймса Джойса «Улисс». Именно так называет свое состояние Стивен Дедал, когда прогуливается по морскому берегу в третьем эпизоде романа. Так Джойс обозначает те ощущения, при которых человек следит за ходом своих мыслей, не пытаясь их контролировать, свободно воспринимает все происходящее. В этом состоянии мозг синтезирует разрозненные, на первый взгляд, идеи и ощущения, превращая их в новые смыслы. Благодаря тому, что мозг не концентрируется на одной проблеме, сознание улавливает случайные ассоциации, которые ведут к оригинальным открытиям.

Увлеченность гаджетами способствует тому, что современный человек все реже и реже испытывает состояние открытого разума. Сетевые гаджеты помещают человека в нескончаемую цепочку уведомлений и сообщений, которые требуют внимания. Состояния скуки и одиночества становятся труднодостижимыми и непереносимыми. Даже когда человек один, он редко остается наедине со своими мыслями.

Вторичность мыслей

Человек работает с информацией и отдыхает в её сопровождении, лишь меняя ее тип. Эта перманентная когнитивная нагрузка мешает свободному блужданию мыслей. У человека формируется такой тип мышления, при котором большинство его мыслей являются не самостоятельным импульсом, а вынужденным ответом или реакцией на информацию, пришедшую из интернета. Вторичность подобного образа мышления очевидна.


Нет ничего естественнее для человека, чем пытаться понять себя. Каждый день мы обдумываем своё поведение, анализируем чувства и мотивы. Технологии — часть нашей жизни, и чем дальше, тем значительнее их влияние. Это означает, что наше состояние, отношение с близкими, друзьями и коллегами тоже зависят от нового устройства мира. «Цифровой словарь» отстранённо, с помощью наблюдений и исследований, объясняет, куда мы пришли, где окажемся дальше, и почему всё именно так. Иными словами — придаёт нашим действиям осмысленность.

Анастасия Черникова
IT-журналист, редактор, Hopes & Fears

Это очень своевременный проект. Ещё несколько лет назад предостережения в отношении новых технологий многим показались бы надуманными. Но сегодня мы понимаем, что «захочу — выключу» уже не проходит: технологии уже давно решают — посредством производственных циклов, расписания телепрограмм, будильников в телефонах, мобильных приложений, игр и носимых устройств — когда им включать и выключать нас. Важно, что в этом проекте практические рекомендации сочетаются с теоретическими объяснениями происходящего — таким образом, есть возможность не только адаптироваться к уже сложившимся условиям, но и предположить, как ситуация будет развиваться дальше. А дальше, судя по всему, довольно быстро потребуется и следующая инициатива от авторов проекта «Цифровой Словарь» — новые технологии и новые социальные изменения не заставят себя ждать.

Антон Гуменский
Исследователь медиа, преподаватель теории коммуникации факультета международной журналистики МГИМО

«Цифровой словарь» – это утончённая перспектива того, как мы, практики и теоретики цифровых коммуникаций, смотрим на современный цифровой ландшафт. «Интернет вещей» и «Большие данные» ворвались в нашу жизнь и без сомнения изменили её в лучшую сторону. Технологические и структурные изменения как в личной, так и в профессиональной жизни, привели к социальным, культурным и политическим последствиям. Именно такую утончённую перспективу и предлагает цифровой словарь своим читателям. Как специалист по маркетинговым коммуникациям, я встречал множество исследований и аналитики, посвящённых тому, как цифровая революция открыла и продолжает открывать невероятные экономические возможности для брендов и маркетологов. Я также слышал о том, какое сильное влияние достижения в области технологий оказывают на поведение потребителей. Однако, Алекс и Дмитрий, сумели предложить альтернативный взгляд на эти изменения с точки зрения психологии и социологии. Проект «Цифровой словарь» фокусируется на теме цифровой антропологии, важность которой всё больше возрастает в наши дни по мере нашего продвижения к технологически развитому обществу.

Florent D’Souza
Консультант и предприниматель. Специалист по вопросам стратегии и маркетинговым коммуникациям. Эрудит.

Проект «Цифровой словарь» — уникальное явление. О влиянии технологий на человечество пишут многие (и я почти все из написанного читала, потому могу судить авторитетно), но только Алексу и Дмитрию удалось все это осмыслить, разложить по полочкам, показать с неожиданного ракурса, внести собственные инсайты — и создать потрясающий по глубине аналитический портал, рассматривающий все аспекты жизни homo digitalis. Примечательно, что массу интересного для себя найдут и добровольно интернет-зависимые, и убежденные технолуддиты и медиаскеты. Строго рекомендовано всем любителям осмыслять действительность: «Цифровой словарь» дает детализированный 3D-макет цифрового мира и инструменты для его изучения.

Ирина Гусинская
Заместитель главного редактора, руководитель направления цифрового издательства Альпина Паблишер

Я старею, юношеский задор постепенно начинает уступать место ностальгическому брюзжанию. Я помню момент, когда друг рассказал мне о посещённой им лекции. Тогда персональных компьютеров и сотовых телефонов ещё не было – да, такое время имело место быть. Я-то знаю, о чём говорю, ведь я родился в то время. Профессор на той лекции сказал: «В будущем будет два типа людей – технократы и техно-ретрограды». Ну, что ж, вот мы и в будущем (будущем, где нас оставили без ховербордов), и, как мне кажется, пророчество профессора сбылось. Я выбрал сторону техно-ретроградов, потому что я понял, что мир театра, «к которому я испытываю порочную тягу, словно пропащий забулдыга к своему зелью, заядлый игрок к азартным играм…», не будет подвержен технологической революции. Впрочем, я ошибался. Причиной тому стала та самая технологическая революция, которая избавилась от актёра и заменила его чудовищных размеров марионеткой, изменила сознание человека. Возможно, мы больше не способны правдиво отражать жизнь, как подобает актёру, но квантовый и интромир психолингвистики втаскивает нас за наше эго в омут крайнего нарциссизма, где нас рвут на части злобные и жестокие металлические акулы до тех пор, пока человеческие голоса цифрового детокса не разбудят нас и мы не «утонем».

Martin Cooke
Художественный руководитель, English Actors International

Этот год я начал с того, что перестал пользоваться Skype. Затем отключил все звуки на смартфоне, кроме звонков и SMS. Следом отправились уведомления о новых письмах на ноутбуке. А потом об этом узнал Алекс и сказал: «Поздравляю, ты практикуешь цифровой аскетизм. Мы с Димой собрали много интересных материалов на эту тему. Давай сделаем об этом интернет-проект?»

Егор Яковишен
Senior Frontend Developer, Look At Media

Настал момент, когда мы начали нуждаться в некоем аналоге GPS, который бы помогал ориентироваться в мире гаджетов и цифровых технологий. Алекс и Дмитрий успешно его создали! Это гораздо больше, чем словарь терминов, так любимых гиками. Этот проект знакомит с ключевыми понятиями и объясняет их как с технологической, так и с культурологической точки зрения. Кроме того, в каждом разделе можно встретить ключевые предложения, выделенные специально для тех, у кого нет времени бродить по дебрям Интернета в поисках объяснения.

Tom Mahon
Техно-публицист, журналист и автор «Charged Bodies: People, Power, and Paradox in Silicon Valley»
Следующий отзыв