Информационная жадность (данная концепция описана журналистом Александром Амзиным в книге «Бессистемные советы») — стратегия поведения, при которой человек сокращает количество информации, которой он делится с подписчиками в социальных сетях в пользу глубокой проработки приходящей к нему информации и созданием на ее основе законченного продукта: статьи, исследования и т.д.

Человек является проводником интересной информации для своих друзей и сетевых знакомых и затрачивает достаточно много ресурсов, чтобы находить и делиться в социальных сетях чем-то интересным. Кроме поддержания слабых связей и развлечения знакомых такое поведение практически ничего не приносит самому человеку. Таким образом, человек работает на общество, но не получает для себя что-то полезное — оплату, глубокие знания или умения.

Делясь информацией, человек тут же получает вознаграждение от этого социального действия в виде лайков или комментариев от окружения. Это можно назвать квазивознаграждением, потому что они слабо конвертируются в социальный или материальный капитал, навыки или личностный рост человека. Нельзя заслужить уважение и признание, если постоянно показывать сырье, которое, возможно, может стать основой для законченного продукта.

«Информационно жадный человек» инвестирует силы и время в законченный продукт. Александр Амзин замечает, что такое поведение открывает новый слой работы с информацией. Появляется время подумать об увиденном, сделать заметки, отбросить ненужное, найти дополнительные данные. Человек начинает чаще бывать на сервисах с личными заметками, концентрирует силы на создании законченного продукта, обсуждает его с узким кругом знакомых, а сеть может использовать для обсуждения неоформленных идей.


Оппозиция «создание—потребление» — планшеты и смартфоны удобны для потребления информации и развлечения (чтения новостной ленты, игры, просмотра видео) и неудобны для создания контента или вдумчивой аналитики.

Несмотря на интерактивные возможности, мобильные устройства больше расположены к потреблению информации, чем к ее обработке. Интерфейс тач-скрина зачастую не позволяет пользователю контролировать процесс работы с информацией. Клавиатура, мышь и перо значительно больше подходят для работы с графиками, таблицами, редактирования текста или рисования. Кроме того, у некоторых программ для аналитики или создания контента нет мобильных версий или они имеют ограниченный функционал.

Отзыв предпринимателя из Санкт-Петербурга: «Я заметил, что после того, как планшет заменил мне ноутбук, я стал значительно меньше времени уделять аналитике компании. Excel’ем на планшете пользоваться неудобно: без мыши нельзя управлять таблицами. Раньше даже в дороге я мог оперативно заниматься аналитикой на ноутбуке, сейчас мне нужно выделять на это отдельное время в офисе».

Это приводит к тому, что создание контента становится уделом пользователей стационарных компьютеров. Оппозиция «создание-потребление» это один из факторов, который усиливает цифровой разрыв и требует преодоления.

Новый телевизор

Планшет и смартфон можно называть новым телевизором или новым радио, это абсолютно диванные устройства. Данная модель использования выгодна предпринимателям, которые строят свой бизнес по принципам «экономики внимания». В будущем алгоритмы рекомендаций эволюционируют до такой степени, что пользователю не нужно будет прилагать никаких усилий для выбора и потребления информации, — достал смартфон и смотри.

Нетократия и консумптари

Александр Бард

Александр Бард

Футуролог Александр Бард (до того, как стать технофилософом, он участвовал в некогда популярном трио «Армия Любовников») в книге «Нетократия» предсказывает разделение будущего общества на два класса. Высший господствующий класс — нетократы, мобильные граждане мира, они формируют элитные виртуальные группы, используя интернет как средство создания социальных связей. Нетократы участвуют в создании ценностей и смыслов. Противоположность нетократам — низший, угнетаемый класс «консумптари» (consumption — потребление). Консумптариат — это потребительский пролетариат. По-английски таких людей называют «диванными картофелинами» (couch potatoes). Это вечные телезрители и пассивные участники цепочек потребления. Они могут только потреблять, не производя никаких новых ценностей.

Будущее экранов

В новом совершенном мире личные экраны будут только частью мировой рекламной сети. Экраны обступят нас, причем проникнут в наши дома бесплатно (вы сможете купить такой же холодильник, но с экраном и он обойдется вам на двадцать процентов дешевле чем тот, что без экрана). Контекстная реклама выйдет за пределы сети. Уже сейчас Google выражает уверенность в том, через несколько лет многие мировые компании придут к тому, чтобы размещать рекламные объявления на приборных панелях автомобилей, термостатах, очках, часах и других предметах. Даже если вы не выходите в интернет, реклама из него настигнет вас.

Персонализированная реклама в фильме «Особое мнение»

Touch-мир

Ремесленники и люди искусства, неразрывно работающие с инструментом отмечают, что «особый модус взаимодействия с материалом и моделью, тонкое различение оттенков и консистенций — это отдельный очень глубокий и интересный мир[…], доступный тем, кто реально постоянно возится с инструментами и натуральными материалами» (цитата из текста медиахудожника Олега Пащенко). Когда художник рисует карандашом, он чувствует нажим, мельчайшие изменения цвета, сопротивление бумаги. Взаимодействие с продуктом искусства также определяется тем инструментом, с помощью которого работает художник. Так исследование ансамбля средневекового собора похоже на путь пера при рисовании. По точному замечанию одной художницы, модель взаимодействия с тач-скрином — это «тыкание», которое современные люди переносят и на взаимодействие с окружающим миром.


Состояние открытого разума — состояние ума между концентрацией и рассеянным вниманием, обеспечивающее возможность прихода новых идей. В нем человек открыто воспринимает реальность, прислушивается к внутренним голосам, осмысляет предыдущий опыт. Часто именно в этом состоянии неожиданно приходят озарения и решения беспокоящих проблем. Именно оно является источником наиболее креативных мыслей.

«Неотменимая модальность зримого» — другое название такого состояния Своему появлению оно обязано роману Джеймса Джойса «Улисс». Именно так называет свое состояние Стивен Дедал, когда прогуливается по морскому берегу в третьем эпизоде романа. Так Джойс обозначает те ощущения, при которых человек следит за ходом своих мыслей, не пытаясь их контролировать, свободно воспринимает все происходящее. В этом состоянии мозг синтезирует разрозненные, на первый взгляд, идеи и ощущения, превращая их в новые смыслы. Благодаря тому, что мозг не концентрируется на одной проблеме, сознание улавливает случайные ассоциации, которые ведут к оригинальным открытиям.

Увлеченность гаджетами способствует тому, что современный человек все реже и реже испытывает состояние открытого разума. Сетевые гаджеты помещают человека в нескончаемую цепочку уведомлений и сообщений, которые требуют внимания. Состояния скуки и одиночества становятся труднодостижимыми и непереносимыми. Даже когда человек один, он редко остается наедине со своими мыслями.

Вторичность мыслей

Человек работает с информацией и отдыхает в её сопровождении, лишь меняя ее тип. Эта перманентная когнитивная нагрузка мешает свободному блужданию мыслей. У человека формируется такой тип мышления, при котором большинство его мыслей являются не самостоятельным импульсом, а вынужденным ответом или реакцией на информацию, пришедшую из интернета. Вторичность подобного образа мышления очевидна.


Проект «Цифровой словарь» — уникальное явление. О влиянии технологий на человечество пишут многие (и я почти все из написанного читала, потому могу судить авторитетно), но только Алексу и Дмитрию удалось все это осмыслить, разложить по полочкам, показать с неожиданного ракурса, внести собственные инсайты — и создать потрясающий по глубине аналитический портал, рассматривающий все аспекты жизни homo digitalis. Примечательно, что массу интересного для себя найдут и добровольно интернет-зависимые, и убежденные технолуддиты и медиаскеты. Строго рекомендовано всем любителям осмыслять действительность: «Цифровой словарь» дает детализированный 3D-макет цифрового мира и инструменты для его изучения.

Ирина Гусинская
Заместитель главного редактора, руководитель направления цифрового издательства Альпина Паблишер

«Цифровой словарь» – это утончённая перспектива того, как мы, практики и теоретики цифровых коммуникаций, смотрим на современный цифровой ландшафт. «Интернет вещей» и «Большие данные» ворвались в нашу жизнь и без сомнения изменили её в лучшую сторону. Технологические и структурные изменения как в личной, так и в профессиональной жизни, привели к социальным, культурным и политическим последствиям. Именно такую утончённую перспективу и предлагает цифровой словарь своим читателям. Как специалист по маркетинговым коммуникациям, я встречал множество исследований и аналитики, посвящённых тому, как цифровая революция открыла и продолжает открывать невероятные экономические возможности для брендов и маркетологов. Я также слышал о том, какое сильное влияние достижения в области технологий оказывают на поведение потребителей. Однако, Алекс и Дмитрий, сумели предложить альтернативный взгляд на эти изменения с точки зрения психологии и социологии. Проект «Цифровой словарь» фокусируется на теме цифровой антропологии, важность которой всё больше возрастает в наши дни по мере нашего продвижения к технологически развитому обществу.

Florent D’Souza
Консультант и предприниматель. Специалист по вопросам стратегии и маркетинговым коммуникациям. Эрудит.

Я старею, юношеский задор постепенно начинает уступать место ностальгическому брюзжанию. Я помню момент, когда друг рассказал мне о посещённой им лекции. Тогда персональных компьютеров и сотовых телефонов ещё не было – да, такое время имело место быть. Я-то знаю, о чём говорю, ведь я родился в то время. Профессор на той лекции сказал: «В будущем будет два типа людей – технократы и техно-ретрограды». Ну, что ж, вот мы и в будущем (будущем, где нас оставили без ховербордов), и, как мне кажется, пророчество профессора сбылось. Я выбрал сторону техно-ретроградов, потому что я понял, что мир театра, «к которому я испытываю порочную тягу, словно пропащий забулдыга к своему зелью, заядлый игрок к азартным играм…», не будет подвержен технологической революции. Впрочем, я ошибался. Причиной тому стала та самая технологическая революция, которая избавилась от актёра и заменила его чудовищных размеров марионеткой, изменила сознание человека. Возможно, мы больше не способны правдиво отражать жизнь, как подобает актёру, но квантовый и интромир психолингвистики втаскивает нас за наше эго в омут крайнего нарциссизма, где нас рвут на части злобные и жестокие металлические акулы до тех пор, пока человеческие голоса цифрового детокса не разбудят нас и мы не «утонем».

Martin Cooke
Художественный руководитель, English Actors International

Этот год я начал с того, что перестал пользоваться Skype. Затем отключил все звуки на смартфоне, кроме звонков и SMS. Следом отправились уведомления о новых письмах на ноутбуке. А потом об этом узнал Алекс и сказал: «Поздравляю, ты практикуешь цифровой аскетизм. Мы с Димой собрали много интересных материалов на эту тему. Давай сделаем об этом интернет-проект?»

Егор Яковишен
Senior Frontend Developer, Look At Media

Это очень своевременный проект. Ещё несколько лет назад предостережения в отношении новых технологий многим показались бы надуманными. Но сегодня мы понимаем, что «захочу — выключу» уже не проходит: технологии уже давно решают — посредством производственных циклов, расписания телепрограмм, будильников в телефонах, мобильных приложений, игр и носимых устройств — когда им включать и выключать нас. Важно, что в этом проекте практические рекомендации сочетаются с теоретическими объяснениями происходящего — таким образом, есть возможность не только адаптироваться к уже сложившимся условиям, но и предположить, как ситуация будет развиваться дальше. А дальше, судя по всему, довольно быстро потребуется и следующая инициатива от авторов проекта «Цифровой Словарь» — новые технологии и новые социальные изменения не заставят себя ждать.

Антон Гуменский
Исследователь медиа, преподаватель теории коммуникации факультета международной журналистики МГИМО

Настал момент, когда мы начали нуждаться в некоем аналоге GPS, который бы помогал ориентироваться в мире гаджетов и цифровых технологий. Алекс и Дмитрий успешно его создали! Это гораздо больше, чем словарь терминов, так любимых гиками. Этот проект знакомит с ключевыми понятиями и объясняет их как с технологической, так и с культурологической точки зрения. Кроме того, в каждом разделе можно встретить ключевые предложения, выделенные специально для тех, у кого нет времени бродить по дебрям Интернета в поисках объяснения.

Tom Mahon
Техно-публицист, журналист и автор «Charged Bodies: People, Power, and Paradox in Silicon Valley»

Нет ничего естественнее для человека, чем пытаться понять себя. Каждый день мы обдумываем своё поведение, анализируем чувства и мотивы. Технологии — часть нашей жизни, и чем дальше, тем значительнее их влияние. Это означает, что наше состояние, отношение с близкими, друзьями и коллегами тоже зависят от нового устройства мира. «Цифровой словарь» отстранённо, с помощью наблюдений и исследований, объясняет, куда мы пришли, где окажемся дальше, и почему всё именно так. Иными словами — придаёт нашим действиям осмысленность.

Анастасия Черникова
IT-журналист, редактор, Hopes & Fears
Следующий отзыв