Принцип взаимовлияния человека и инструмента — принцип процессов, в ходе которых технологии берут на себя определенные функции человека и меняют его привычки и поведение.

Расширение человека

Канадский отец медиафилософии Маршал Маклюэн рассматривал технологии как расширение человека. Любой инструмент расширяет возможности человеческого тела. Охотничий лук увеличивает длину руки охотника, автомобиль развивает его способность к передвижению. Речь расширяет возможность чувств, с помощью историй можно сохранять воспоминания, а рассказом — вызывать и передавать эмоции.

Взаимовлияние

Согласно принципу взаимовлияния человек придает форму инструменту, а в ответ инструмент изменяет человека. Изобретение сотового телефона изменило нашу речь, ритм жизни и степень нашей мобильности. Интернет расширяет нервную систему человека, и она начинает выходить за пределы человеческого тела. Маршал Маклюэн писал: «Сейчас человек начинает носить свой мозг вне своего черепа, а нервные окончания — вне своей кожи».

Технологии не только расширяет возможности человека. Человек передоверяет технологиям определенные свои функции, и со временем эти способности или умения отмирают. Автоматическая проверка грамотности убивает потребность в правописании, интернет меняет принципы мышления, носимые гаджеты — работу памяти и т.д. В этих изменениях можно найти как свои плюсы, так и минусы, но однозначно одно — новые технологии порождают нового человека.

Действие технологий не ограничивается только личными практиками человека. Технологии изменяют наши общества, политику, экономику (надсистемы), а также вторгаются в такие области, как совесть или чувства. Создайте алгоритм, который будет автоматически принимать решения за человека или возьмет на себя роль комментатора в интернете, — и совесть человека со временем может атрофироваться.

Личные практики

В наших взаимодействиях с технологиями очень много неосознанного, «неявного», здесь, как и в языке, есть явный и неявный уровни. Когда человек сохраняет документ в Dropbox, чтобы вернуться к нему в дальнейшем — это действие им осознаваемое, оно является фактом «явной культуры». Когда девушка неосознанно надувает губки при наведении на себя объектива смартфона, — это факт неосознанной, «неявной культуры». Большинство людей даже не понимает нелепости многих своих действий, которые появились из-за вторжения технологий в жизнь. Зачастую эти бессмысленные автоматически реакции приобретают вид зависимости. Всего пара лет эволюции, — и вот мы уже бессознательно достаем смартфон, стоит только почувствовать скуку, или делаем селфи в туалетах.

Анестезия

К нашим привычкам технологии подбираются незаметно, медленно усыпляя нашу бдительность. Как замечал Алан Купер в книге «Психбольница в руках пациентов», «технологии подобно анестезии, медленно и плавно погружающей пациента в бессознательное состояние. Лягушка, попавшая в кастрюлю с холодной водой на плите, не осознает, насколько убийственно повышение температуры. Напротив, тепло притупляет чувства лягушки».

Подобно лягушке мы переживаем медленное анестезирующее вторжение технологий в нашу повседневную жизнь.


Три стадии освоения технологии — Шок, Очарование и Отстранение. Их проходит отдельный человек или общество при столкновении с новой технологией (словарная статья создана по мотивам публикаций Антона Гуменского).

Стадия I. Шок

Любая новая технология сразу после своего выхода обычно сталкивается с отторжением массовой аудитории. Неизвестная технология поражает, пугает, сбивает с толку. Она предлагает новые формы взаимодействия, а если при этом еще и претендует на важное место в жизни человека, то и активно меняет его привычки. Человек еще не понимает, как устроена технология, как ей эффективно пользоваться, какие угрозы она несет. Человек боится потерять контроль над ситуацией и привычным мироощущением, испытывает неприязнь и техностресс.

Пользоваться неизведанными технологиями и разбираться в них начинают самые образованные инноваторы и ранние приверженцы. Как правило, это лидеры мнений, амбассадоры технологий, обвешанные с ног до головы новыми гаджетами и пишущие обзоры в модные журналы.

Стадия II. Очарование

По мере освоения человеку начинает казаться, что он разобрался в том, как применять новую технологию. Наступает период активного использования. Представьте, что ребенку только что подарили велосипед или фотоаппарат, и он с головой ушел в новое увлечение. Толпы людей перед магазином в ночь продажи новой модели телефона, миллионы регистрирующихся в новой социальной сети — это проявления данного этапа.

Пользователь влюблен в новый гаджет и заворожен им, он лишен способности здраво мыслить. От этого порой происходят сбои: селфи в туалете, нелепые высказывания в Твиттере от известных людей, которые никогда бы не позволили себе сказать такое на публике, проверка обновлений новостной ленты каждые пять минут.

На этом этапе пользование технологиями зачастую носит ритуальный характер. Человек еще не разбирается в принципах работы технологии. Кардинальным примером могут быть карго-культы. Человек относится к технологиям, как к магии, он заворожен новыми возможностями.

Отношение современного пользователя к гаджетам на этом этапе мало чем отличается от отношения аборигена к своему орудию. Абориген был зависим от своего копья, испытывал к нему нежные чувства, украшал его (как украшают свои гаджеты разноцветными чехлами современные пользователи), жена его могла проявлять чувство ревности к охотничьим орудиям.

Именно здесь цветут все виды медиа- и технозависимостей, технологии контролируют поведение пользователей.

Стадия III. Отстранение

Если человек осознает свой опыт пользования конкретным гаджетом, то он может осознанно отделить себя от него — в лучшем случае он проводит границу и останавливает автоматические реакции.

Другой путь — почти невозможный в случае массовости технологий — отказ от использования гаджетов. Не выдерживая стресса, человек отгораживается от технологий, «уходит в аналоговые леса». Желание отключить интернет, удалиться из социальных сетей — это чувства третьего этапа. Полное отключение является скорее проигрышем, чем шагом к свободе и новому опыту. Периодические цифровые детоксы не избавят от всех проблем, но могут частично нормализовать опыт и помогут осознать, что именно беспокоит в пользовании технологиями.

Пользователям технологий, равно как и их создателям, требуется выработать совершенно иное, не потребительское и не эксплуатационное, а аскетическое отношение к техническим объектам. Философ техники Жильбер Симондон заявляет: «Нам следует не пылать страстью к техническим объектам, отношение к ним не должно становиться равносильным нелепой любовной связи. С другой стороны, не нужно быть равнодушным к ним, относиться к ним, как к рабам. Нужно выработать дружественное, корректное общение с ними в одной комнате».


Магическое восприятие технологий — феномен, при котором технологии воспринимаются как магические объекты. Образуется из-за низкой технокультуры и незнания принципов работы техники.

Эрик Дэвис в книге «Техногнозис. Миф, магия и мистицизм в информационную эпоху» отмечает, что увлечение технологиями несет в себе магический характер и мистическую веру в их всемогущество:

Эрик Дэвис «Магия — это подсознательное технологии. […] Историки ошибались, приходя к выводу о том, что магия исчезла с пришествием „количественной науки“. Последняя просто подменила собой известную часть магии. Электричество, быстрый транспорт, радио и телевидение, авиация и компьютер всего лишь исполнили обещания, впервые сформулированные магией, став результатом сверхъестественного творения волшебников. Технология […] облекла плотью наши представления и желания, впервые появившиеся в алхимических мензурках герметического мистицизма» Эрик Дэвис, американский писатель и журналист

Магическое восприятие технологий

Сорен Гордхэмер является основателем конференции «Wisdom 2.0», на которую собираются программисты и руководители Facebook, PayPal, Google и других сервисов, чтобы обсудить с психологами и специалистами по медитации принципы, по которым можно строить компьютерные сервисы.

wisdom2summit.com

Факт остается фактом: люди мало понимают принципы работы технологических «штуковин». Физика, химия и электричество для многих так и остается вещью в себе, которая работает по неизвестным законам, нарушающим всякие законы логики. Мы легко впускаем технологии в нашу жизнь, пользуемся ими для удовольствия, отдыха или поддержания важных жизненных процессов, но в большинстве случаев воспринимаем их как черные ящики. Человек требует от банковской карты мгновенного ответа, не понимая, что сигналу нужно облететь весь земной шар для того, чтобы на экране загорелись нужные цифры. В английском языке даже есть специальное слово для этого явления — аutomagically, когда что-то происходит автоматически, но непонятно как.

Эпоха социальных сетей соединила социальное и технологическое, впустив магическое восприятие в наши отношения с окружающими. Магическое восприятие социальных сетей раскрывает достаточное точное замечание Сорена Гордхэмера о природе зависимости от социальных сетей в книге «Мудрость 2.0: древние секреты для современных технологий»:

«Обновление страницы в Facebook сегодня все равно, что дергание за ручку игрового автомата. Нажимая F5, мы рассчитываем выиграть информационный джек-пот, увидеть то, что изменит нашу жизнь»

Каждое обновление может восприниматься как персональное обращение мира к пользователю через его виртуальное присутствие.

Практика

Замечали ли вы у себя магическое отношение к каким-нибудь технологиям, которые вас окружают?


Я старею, юношеский задор постепенно начинает уступать место ностальгическому брюзжанию. Я помню момент, когда друг рассказал мне о посещённой им лекции. Тогда персональных компьютеров и сотовых телефонов ещё не было – да, такое время имело место быть. Я-то знаю, о чём говорю, ведь я родился в то время. Профессор на той лекции сказал: «В будущем будет два типа людей – технократы и техно-ретрограды». Ну, что ж, вот мы и в будущем (будущем, где нас оставили без ховербордов), и, как мне кажется, пророчество профессора сбылось. Я выбрал сторону техно-ретроградов, потому что я понял, что мир театра, «к которому я испытываю порочную тягу, словно пропащий забулдыга к своему зелью, заядлый игрок к азартным играм…», не будет подвержен технологической революции. Впрочем, я ошибался. Причиной тому стала та самая технологическая революция, которая избавилась от актёра и заменила его чудовищных размеров марионеткой, изменила сознание человека. Возможно, мы больше не способны правдиво отражать жизнь, как подобает актёру, но квантовый и интромир психолингвистики втаскивает нас за наше эго в омут крайнего нарциссизма, где нас рвут на части злобные и жестокие металлические акулы до тех пор, пока человеческие голоса цифрового детокса не разбудят нас и мы не «утонем».

Martin Cooke
Художественный руководитель, English Actors International

Этот год я начал с того, что перестал пользоваться Skype. Затем отключил все звуки на смартфоне, кроме звонков и SMS. Следом отправились уведомления о новых письмах на ноутбуке. А потом об этом узнал Алекс и сказал: «Поздравляю, ты практикуешь цифровой аскетизм. Мы с Димой собрали много интересных материалов на эту тему. Давай сделаем об этом интернет-проект?»

Егор Яковишен
Senior Frontend Developer, Look At Media

Настал момент, когда мы начали нуждаться в некоем аналоге GPS, который бы помогал ориентироваться в мире гаджетов и цифровых технологий. Алекс и Дмитрий успешно его создали! Это гораздо больше, чем словарь терминов, так любимых гиками. Этот проект знакомит с ключевыми понятиями и объясняет их как с технологической, так и с культурологической точки зрения. Кроме того, в каждом разделе можно встретить ключевые предложения, выделенные специально для тех, у кого нет времени бродить по дебрям Интернета в поисках объяснения.

Tom Mahon
Техно-публицист, журналист и автор «Charged Bodies: People, Power, and Paradox in Silicon Valley»

Это очень своевременный проект. Ещё несколько лет назад предостережения в отношении новых технологий многим показались бы надуманными. Но сегодня мы понимаем, что «захочу — выключу» уже не проходит: технологии уже давно решают — посредством производственных циклов, расписания телепрограмм, будильников в телефонах, мобильных приложений, игр и носимых устройств — когда им включать и выключать нас. Важно, что в этом проекте практические рекомендации сочетаются с теоретическими объяснениями происходящего — таким образом, есть возможность не только адаптироваться к уже сложившимся условиям, но и предположить, как ситуация будет развиваться дальше. А дальше, судя по всему, довольно быстро потребуется и следующая инициатива от авторов проекта «Цифровой Словарь» — новые технологии и новые социальные изменения не заставят себя ждать.

Антон Гуменский
Исследователь медиа, преподаватель теории коммуникации факультета международной журналистики МГИМО

Проект «Цифровой словарь» — уникальное явление. О влиянии технологий на человечество пишут многие (и я почти все из написанного читала, потому могу судить авторитетно), но только Алексу и Дмитрию удалось все это осмыслить, разложить по полочкам, показать с неожиданного ракурса, внести собственные инсайты — и создать потрясающий по глубине аналитический портал, рассматривающий все аспекты жизни homo digitalis. Примечательно, что массу интересного для себя найдут и добровольно интернет-зависимые, и убежденные технолуддиты и медиаскеты. Строго рекомендовано всем любителям осмыслять действительность: «Цифровой словарь» дает детализированный 3D-макет цифрового мира и инструменты для его изучения.

Ирина Гусинская
Заместитель главного редактора, руководитель направления цифрового издательства Альпина Паблишер

Нет ничего естественнее для человека, чем пытаться понять себя. Каждый день мы обдумываем своё поведение, анализируем чувства и мотивы. Технологии — часть нашей жизни, и чем дальше, тем значительнее их влияние. Это означает, что наше состояние, отношение с близкими, друзьями и коллегами тоже зависят от нового устройства мира. «Цифровой словарь» отстранённо, с помощью наблюдений и исследований, объясняет, куда мы пришли, где окажемся дальше, и почему всё именно так. Иными словами — придаёт нашим действиям осмысленность.

Анастасия Черникова
IT-журналист, редактор, Hopes & Fears

«Цифровой словарь» – это утончённая перспектива того, как мы, практики и теоретики цифровых коммуникаций, смотрим на современный цифровой ландшафт. «Интернет вещей» и «Большие данные» ворвались в нашу жизнь и без сомнения изменили её в лучшую сторону. Технологические и структурные изменения как в личной, так и в профессиональной жизни, привели к социальным, культурным и политическим последствиям. Именно такую утончённую перспективу и предлагает цифровой словарь своим читателям. Как специалист по маркетинговым коммуникациям, я встречал множество исследований и аналитики, посвящённых тому, как цифровая революция открыла и продолжает открывать невероятные экономические возможности для брендов и маркетологов. Я также слышал о том, какое сильное влияние достижения в области технологий оказывают на поведение потребителей. Однако, Алекс и Дмитрий, сумели предложить альтернативный взгляд на эти изменения с точки зрения психологии и социологии. Проект «Цифровой словарь» фокусируется на теме цифровой антропологии, важность которой всё больше возрастает в наши дни по мере нашего продвижения к технологически развитому обществу.

Florent D’Souza
Консультант и предприниматель. Специалист по вопросам стратегии и маркетинговым коммуникациям. Эрудит.
Следующий отзыв